?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Aug. 16th, 2017

hog_silver

Дурак ли Владимир Владимирович Познер?




Не так давно встретилось мне где-то в интернете одно любопытное высказывание В.В.Познера. Дословно уже не помню, но смысл этого высказывания в том, что Бог нужен слабым людям.

Познер никогда не казался мне подлинно ярким персонажем, скорее – сам себя подсвечивающим. Никогда не казался он мне ни принципиальным правдолюбцем, ни выразителем народных чаяний, а всегда казался вполне себе проституткой. Но вот в чём бы я Владимира Владимировича никогда не заподозрил – это в глупости. Дело, разумеется, не в умнейшем прищуре уважаемого, а всего лишь в том, что на публику Владимир Владимирович глупости старался не произносить – по крайней мере, до моего сведения они не доходили.

И вдруг – такое. Посыл «Бог – для слабых» неожиданно ранил мой нежный разум как нечто крайне неумное. Я говорю «неожиданно» потому что посыл этот сверх прочего ещё и дико банален, и слышал я его прежде сотни раз (вернее, пропускал мимо ушей), и землю он топчет с незапамятных времен, и Вова Познер, конечно же, всего лишь очередной ретранслятор.

Помимо неожиданности присутствует и еще одно чувство, странноватое и дискомфортное: принимая данную глупость за глупость, рассудок, тем не менее, требует у самого себя строгого обоснования её как глупости, не удовлетворяясь подсказкой интуиции. Что ж, рассудок в своем праве. Если бы Познер озвучил в эфир, скажем, длину своего члена, рассудок бы и не дёрнулся, т.к. глупость – та единственная ниша, которую могло бы занять заявление подобного рода: это не смешно, это никому не интересно, и т.д., это просто ни о чём. Но изречение «Бог нужен слабым людям»… позвольте, какая ж это глупость, с чего вы взяли. Это не глупость, это такой своего рода «жизненный» трюизм, перекликающийся с поговоркой-призывом «На Бога надейся, а сам не плошай», и что такого глупого в его озвучивании? Понятно ведь, что сильные духом в первую очередь надеются на самих себя, а слабые уповают на Бога, и бла-бла-бла, и бла-бла-бла.

Так говорит большей меньшая часть рассудка, та, что критикует признание глупостью посыла «Бог – для слабых». Оппонирующая же ей часть рассудка (бОльшая) обращается напрямую к телеведущему:

«Ну вот смотри, Володь. Давай возьмем в качестве примера тебя самого. Мы так понимаем, что ты сильный, Бог тебе не нужен. Действительно, а зачем Он тебе? У тебя и без Него всё неплохо получается: в свои 150 моложавый, подтянутый, денег лом, ходишь себе, щуришься, парализуешь баб фарфоровой ухмылкой, стояк тебя, должно быть, ещё навещает… Ну зачем Бог, ну какой Бог.

Однако, смотри, Володь. Вот лопнет у тебя в башке маленький сосудик. Совсем крошечный, но в «нужном» месте. Всё вроде бы останется при тебе: и умный прищур, и фарфор, и даже язык не начнет заплетаться! Однако ж, всё да не всё: вдруг схлынет апломб как вода в унитазе, появятся неуверенность, тревоги, депрессии, а следом – глядь – Распятие на рабочем столе или Менора или ещё что – не знаю какой именно для тебя вдруг подойдёт Бог. Ты ведь согласен, что в этом сценарии нет АБСОЛЮТНО ничего невозможного?

Да-да, Володь, я тебя слышу. Представленная ситуация действительно никоим образом не подтверждает и не опровергает статус глупости обсуждаемого посыла. Был человек здоров – был сильным человеком – в Боге не нуждался. Человек заболел – стал слабым человеком – понадобился Бог. Всё как ты и сказал, да. Только один маленький нюанс. Слабость человеческая не возникает в момент болезни или прочего лишения, а лишь проявляется в это время в своей терминальной стадии. Слабость присуща человеку всегда, и суть её в его абсолютной зависимости от от него независящего, в абсолютной непредсказуемости его благополучия, в абсолютной непредсказуемости той ситуации, когда ему таки потребуется Бог.

Володь, слабы-то все. Володь, Бог нужен всем: тем, кому он нужен непосредственно сейчас, и тем, кому он нужен на тот случай, когда он будет нужен непосредственно тогда. Только так, а как ты хотел. Невозможно жить в мире без Бога, а потом при необходимости извлекать его из ниоткуда. Так не бывает, Вов. Ты так или иначе живешь в мире с Богом, Он так или иначе тебе необходим. Хочешь от Него избавиться – сделай себе лоботомию.

Apr. 5th, 2017

hog_silver

О познании. 2



Когда мы в  прошлый раз рассуждали о познании, вывод о его невозможности был сделан нами на основе анализа фразы из кинофильма, то есть, как бы взят из воздуха. Само по себе это бы ничего, философия вся из воздуха. Но философия только тогда философия, когда воздух, пошедший на изготовление философского концепта, пропитан запахом пота философа, хорошо потанцевавшего перед аудиторией с бубнами, поэтому нужно бы обосновать невозможность познания более тщательным, а главное – более правильным образом, нежели анализ случайной фразы. Да, невозможность познания ясна нам – вот лично нам - интуитивно, будучи уже готовым продуктом, скомпилированным нашим разумом подспудно и безмолвно неизвестно когда, неизвестно из чего и неизвестно при каких обстоятельствах, но мы таки мним себя не просто мудрецами, а какими-никакими философами. Что отличает «любителя мудрости» от обыкновенного, скажем так, мудреца? То, что философ вещает. Философия – это не только осмысление и понимание чего бы там ни было, но и распространение этого осмысленного понимания. Любое распространение есть ремесло, и как всякое ремесло, оно выстроено на неких правилах, отсюда и рациональное требование к некой «правильности» распространения. Когда дело касается распространения взглядов, идей и т.п., правильность практически равна убедительности. К каким только методам и манерам изложения мысли не прибегают в целях качественного распространения идеи. Но каковы бы ни были эти методы и манеры, все они, будучи прослеженными до основания, всегда полагаются на одно и то же: на личный психофизиологический опыт внемлющего. К каким бы изощренным умозрительным выкладкам мы ни прибегали, мы не сможем, например, распространить понимание недопустимости войны на человека, который не знает что такое боль и смерть. Поэтому убедительность в основе своей практически равна ощущению реальности. Человек понимает и разделяет философскую концепцию в том случае, если полагает её способной «встроиться» в реальность. Попутно заметим, что слово “разделять” в философском лексиконе вовсе не синонимично слову “одобрять”. Нельзя одобрять или порицать философскую концепцию – доколе она таковой остаётся – её можно понимать или нет, поэтому единственно возможным положением вещей здесь помимо «понимает и разделяет» является «не понимает и не разделяет», ибо «понимает, но не разделяет» на самом деле не менее абсурдно чем «не понимает, но разделяет»; если ты что-либо не разделяешь, это значит, что в твоем понимании не существует самого делимого, т.е. как философский посыл ты его не понимаешь. Другими словами, «понимать» и «разделять» применительно к философии суть два трудноотличимых друг от друга аспекта одного и того же действия, а именно поверки реальностью. (Не будем впадать в нудный онанизм прояснения термина реальности, а вполне обойдёмся простецким толкованием «так, как есть».) Чем меньше фантиков в философском рассуждении, чем обнажённей стоящая за ним реальность, тем оно доступней, тем достоверней, тем легче его понять и разделить. Именно поэтому в обосновании невозможности познания мы постараемся использовать прямые ссылки на реальность.

Read more...Collapse )

Dec. 22nd, 2016

hog_silver

О познании. 1




Если бы теория познания имела должную пропедевтику, то вряд ли развилась бы в веках в те развесистые заросли выдумок, которыми является на сегодняшний день. Прежде чем озабочиваться тем, как происходит познание, философствующей части человечества следовало бы задаться вопросом почему, на каком основании происходит познание – и познание ли то, что происходит.

Когда я был ребёнком, я любил смотреть кинофильм «Солярис» режиссера А.Тарковского. Сейчас это шедевр. А тогда считалось заумной и претенциозной безделушкой. В общей сложности я посмотрел этот фильм раз двадцать. Я ездил на противоположные концы города, когда он шёл в тех концах. Я сбегал с уроков, когда он шёл в кинотеатре рядом с моей школой. Взрослые дяди и тёти, плюясь, покидали сеанс, а я, десятилетний, смотрел во все глаза и тащился от восторга – прежде всего, конечно, по причине зашкаливающей эстетики, доступной, как оказалось, даже ребёнку. Но были там и явно философские моменты, смутно тревожившие мой детский разум. В одном из психологически нагруженных эпизодов герой А.Солоницина д-р Сорториус говорит: «Человек создан природой, чтобы познавать её. Бесконечно двигаясь к истине, человек обречен на познание. Всё остальное – блажь». Говорит, казалось бы, очень правильные вещи, в нужном идеологическом духе, героические, прямо сказать, вещи, но при этом выглядит он почему-то не как человек-герой, а как затравленная обезьяна.

Повзрослев, я понял художественно-философскую подоплеку этого эпизода. Д-р Сорториус не верил в то, что говорил, д-р Сорториус всего лишь произносил общепринятое заклинание против страха перед бытием-во-власти. Что такое страх перед бытием-во-власти? Представьте, что вам предложили заглянуть в блюдечко с наливным яблочком, чтобы увидеть в нём ваш завтрашний день. Подумав, вы откажетесь, дабы не увидеть вдруг в блюдечке темноту. Причина вашего отказа есть страх, но не перед темнотой, а перед абсолютной невозможностью предугадать или повлиять на то, что вы увидите. Это и есть страх перед бытием-во-власти.

Бытие-во-власти – единственно возможная форма бытия всего сущего. Бессмысленно задаваться вопросом в какой именно или в чьей именно власти находится бытие. Бессмысленно также задаваться вопросом не властвует ли бытие над самим собою. Во-первых, это всё тупики, а во-вторых уводит в сторону от намеченной темы. Важно то, что человек не просто бытует, а бытует во власти. Именно глубокий и всесторонний анализ бытия-во-власти и должен был послужить пропедевтикой теории познания. Будь сделан такой анализ, возможно и не случилось бы теории познания как таковой. Вслушаемся в слова д-ра Сорториуса: «человек обречён на познание». С одной стороны, это действительно так, и невозможно представить себе обратное, с другой – что-то в этой фразе режет нам слух, не так ли? Слух нам режет плохая сочетаемость героического «познания» и жалкой «обреченности». Как нам исправить ситуацию, как сказать об очевидно неизбежном процессе приобретения человеком всё новых и новых знаний в едином эмоциональном ключе? И выясняется, что позитивный окрас нам здесь недоступен по причине невозможности подобрать героический синоним для «обреченности». Зато наоборот – легко. Есть такое совсем не героическое слово как усвоение, прекрасно исправляющее ситуацию: «человек обречен на усвоение» уже не режет слух, а звучит так, как надо. Почему? А потому что «познают» (в том числе и) то, что определяют к «познанию» волюнтаристски (будучи как бы неподвластными, что невозможно – человек подвластен всегда), а усваивают лишь то, что предназначено властью-во-бытии для усвоения.

Приходим к выводу, что никакого познания на самом деле нет. Соответственно, нет и не может быть теории познания как чего-либо адекватно названного. Но есть усвоение. Можно ли взять и переименовать познание в усвоение без ущерба для содержания теории познания, превращающуюся в этом случае в теорию усвоения? Думается, что нет, по крайней мере не целиком и полностью, не всеохватно, ибо сама манера вынесения суждений без оглядки на фактор бытия-во-власти неприменима в ряде случаев для такого понятия как усвоение. Пожалуй, будет любопытно слегка копнуть на эту тему пару-тройку наиболее известных учений. Но это уже в другой раз.

Nov. 9th, 2016

hog_silver

Немного политфилософии по случаю



Очень смешны политико-социологические «исследования» причин победы Трампа, хлынувшие отовсюду как… ну пусть как из рога изобилия. В чём эти причины только не находят: и в том, что «простой парень» Трамп оказался милее американскому народу, чем представительница истеблишмента, и в том, что Клинтон слишком яро разыгрывала «российскую карту», вместо того чтобы больше ездить по стране и обниматься с фермерами, и в том, что действующий президент, прообезьянствовав на своём посту восемь лет, настолько подорвал доверие населения к «ослам», что оно решило: уж лучше бесноватый республиканец, чем ещё один демократ.

Между тем, если внимательно присмотреться, то можно заметить, что Трамп мужик, а Клинтон – баба. Если присмотреться ещё чуть более внимательно, то можно также заметить, что Трамп победил с весьма незначительным перевесом. И если принять во внимание, что количество мужиков в Америке приблизительно равно количеству женщин, то…

То это, разумеется, очень простое объяснение. И очень уязвимое для недалёкой критики путём приведения в пример различных сар и мэри, голосовавших за Трампа. Но… посмотрим, доведут ли до нас половые подробности прошедшего голосования в масштабах страны – есть все основания полагать, что либо не доведут вовсе, сделают из них государственную тайну, либо доведут в сильно искажённом виде, дабы не провоцировать у американского пипла нежелательных умонастроений, не бередить болячки. Ведь США, как и всякое государство, страдают от социальных болячек. Болячек этих там по крупному счёту всего две, но обе с трудом поддаются лечению. Одну – расовую – пиндосы зарабатывали веками, другую – гендерную – заполучили относительно недавно, с рождением феминизма, но обе демонстрируют, так сказать, схожую клиническую картину. Нынче (почти) всякая американская баба, как и всякий американский негр (Ворд подчеркнул слово негр красным, это пиздец) впитывает в себя с молоком матери странноватое чувство долга-наоборот: нынешние мужики (белые люди) должны расплачиваться с ней (ним) лично за столетия бесправия её (его) прабабушек и прадедушек. Оно как бы вполне себе пассивное, это чувство, но исправно активизируется в некоторых случаях, особенно ясно взывающих к расплате. В таких, например, случаях, как выборы Президента.

Поэтому победу Трампу, скорее всего, принесли Женщины Америки, перед которыми я и снимаю шляпу. Женщины Америки – это американские бабы, не страдающие феминизмом головного мозга. Это мягкие и пушистые тётки, любящие возиться с детьми босиком на кухне и чтущие библейские заповеди в отношении Мужа, кем бы он ни был, супругом или кандидатом в президенты, - короче, это те прекрасные божии творения вне эпох и государственных границ, которых хочется любить и лелеять, а не отпиздить словно мужика. Таких немного в Америке, но всё-таки есть. И именно им-то и должен сказать спасибо Дональд.    

Oct. 18th, 2016

hog_silver

Триста рублей на телефон тому, кто первый угадает где это снято.



Не более одной попытки в день.

Oct. 11th, 2016

hog_silver

Как нам организовать Рабкрин


С новой силою разгораются страсти на старую тему «нужен ли детям в школах Толстой». Ну, то есть, не только Толстой, а вообще: Достоевский, Тургенев и прочие шибко глубокие писатели. И в очередной раз меня берёт тихая, досадливая злоба по поводу дурацкой постановки вопроса и не менее дурацких баталий, им порождаемых – «нужен» vs «не нужен».

Какого размера мозгом нужно обладать, чтобы не понимать: есть дети, которым нужен Достоевский, и есть дети, которым НЕ нужен Достоевский. И доколе оба типа детей будут учиться совместно, дотоле говновопрос «нужен ли детям Достоевский» будет скрывать проблему истинную: как сделать так, чтобы те дети, которым НЕ нужен Достоевский, учились без оного, и, соответственно, наоборот. Другими словами – как грамотно сегрегировать массы учащихся в масштабе страны по их собственным нуждам, как реорганизовать систему образования таким образом, чтобы каждый ребенок (учащийся индивид) обучался тому и только тому, что ему действительно нужно?

Но прежде - как узнать, что этому индивиду действительно нужно? А сам-то он, например, знает, что ему нужно? Или только догадывается? И вообще: что значит «индивиду нужно»? Значит ли это «индивид хочет»?

Нет, в данном случае нужно не равно хочет. Мало того, во многих случаях то, что индивиду нужно в плане обучения с точки зрения рациональности, т.е. предполагаемого качества результата обучения, оказывается гораздо ближе к тому, что он в этом плане не то что не хочет, а как бы даже и не замечает. Вот эта девушка, например, могла бы выучиться на отменного зоотехника, т.к. крепка, из деревни родом, любит животных, но… больше хотелось в актрисы, дала кому надо, и ВГИК пополнился очередной бездарью. Поэтому в общем случае можно считать, что индивид не знает (не может и/или не хочет знать) того, чему ему следует и чему не следует обучаться. Подобным образом не могут этого знать ни родственники, ни знакомые индивида.

Но кто или что тогда должно решать вопрос о том, чему нужно и чему не нужно обучаться индивиду? Понятно что: государственная система образования, ничего другого современному человечеству как бы просто и не дано. Каким именно образом государственная система образования решает этот вопрос? Никаким. А нужно бы держать специальный департамент курирования населения по вопросам образования. За каждой семьёй, в которой есть дети, должен быть закреплён куратор, специалист по выявлению способностей и наклонностей ребенка, знаток детской психологии и смежных дисциплин. Чтобы сильно не раздувать штат и в то же время не экономить на качестве процесса, за каждым куратором закрепляется какое-то оптимальное количество семей, скажем двадцать.

С того момента, как ребенок поступает в начальную школу, куратор регулярно гостит в семье, пьёт там чай, интересуется проблемами семьи, беседует с детьми, анализирует их успеваемость в школе, делает пометочки к себе в журнальчик. (На каждую семью – свой журнальчик.) И так происходит до тех пор, пока ребенок не заканчивает начальную школу (первые три-четыре класса), общую для всех, в которой преподаются одни и те же предметы: чтение, правописание, простейшая математика, основы естествознания, понятия о правах и обязанностях, - короче, ликбез нулевого уровня.

Далее, по каждому ребёнку, на основе своих за ним длительных наблюдений, куратор выносит решение о профиле дальнейшего, «среднего» обучения ребёнка – либо он сам, либо коллегиальный консилиум на основе предоставляемых куратором данных. Всего должно существовать три профиля: технический, гуманитарный и… общий, назовём это так. В учебных заведениях технического профиля очень много интегралов и очень мало достоевских. В учебных заведениях гуманитарного профиля очень мало интегралов и очень много достоевских. В учебных заведениях общего профиля очень мало и того, и другого, зато много всякого ремесла – вот его-то индивид уже может и должен выбирать по вкусу.

Решение консилиума имеет силу закона, и поступить в учебное заведение не своего профиля в обход решения невозможно. Однако – мы ж в свободной стране! – родители могут оспорить решение в судебном порядке, суд соберёт 12 присяжных из числа независимых экспертов, и далее по протоколу.

Как-то так, да. Жестковато, конечно, но польза могла бы быть огромной.

Sep. 10th, 2016

hog_silver

немного загробной философии




Мне снился сон. В этом сне я был ребенком лет десяти. Я стоял на набережной возле детского садика, в который когда-то ходил, и ждал свою тётю, которая работала в нём медсестрой. Я ждал, когда откроется калитка, выйдет моя тётя, и мы отправимся домой. А по пути обязательно зайдём в магазин с игрушками. А дома будет праздник, чей-то день рождения – бабушкин, папин, а может и тётин – будет стол со всякими вкусностями и романсы под гитару, моя тётя неплохо пела. В общем, всё будет хорошо и приятно. Да и сейчас всё хорошо и приятно – эта залитая солнцем набережная, это тихое безлюдье, этот легкий ветерок, эта рябь на воде. Но лучше всего – бескрайняя, переполняющая меня беспечность, чувство безграничного покоя и душевного уюта, полное отсутствие мыслей и нахождение в приятнейшем состоянии какой-то вневременной эйфории.

Проснувшись, я понял, что видел рай. Я понял, что увидел то, на что будет похож мой рай. Если это будет рай. Я понял, что рай – вот он такой и есть: персональный. Не одно для всех гулянье по кущам с наливными яблочками, а каждому своё. Каждый – носитель своего собственного рая. И собственного ада.

Технически и рай, и ад, и всевозможные промежуточные варианты чистилищ есть последняя мысль человека – задний край волны длиною в жизнь, учитывая, что мысль (безусловно!) имеет волновую природу. Не праведность или грешность решают куда отправиться вашей душе после смерти, а то, что привиделось, придумалось, причувствовалось вам за миг до смерти. Впрочем – таки да, чистота совести на это, должно быть, частенько влияет.

Всё правильно: пока человек жив, его душа находится в его теле. Сидит там и генерирует непрерывную волну «Я», состоящую из физических ощущений, мыслей, эмоций. Человек умирает – процесс останавливается, волна обрывается, и душа, не будучи в силах отлипнуть от неё, ибо и есть волна, отлетает из тела, зафиксировав «Я» в состоянии вечного блаженного оцепенения, именуемого раем. Hopefully so.

Jul. 8th, 2016

hog_silver

По поводу вчерашнего матча Германия - Франция, судимого арбитром Риццоли

"И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой ... "



Вот интересно: сколько еуро забашляли лягушатники макароннику за содействие?

А может, вообще нисколько? Может, дело в некоем... романском братстве? Или даже любви?

Может, коллективно отсосали у Николая перед матчем под трибунами "велодрома"?

Apr. 19th, 2016

hog_silver

Нефилософское



Если когда-нибудь вдруг будет организован всероссийский конкурс «Миссис Телеуёбище», номинантом от меня выступит говорящее пугало Л.Гузеева, совсем уже потерявшее края приличий в своём говношоу.

Определиться с «мистером» было несколько сложнее. Некоторое время в гонке претендентов лидировали копрофаги А.Малахов и А.Гордон, причём второй малость опережал первого, т.к. умняшка. Но затем на крутом вираже всех обошёл неопрятный до попахивания говном Г.Лепс. Без тени улыбки на приёме у Позднера бездарь заявил буквально следующее:

«Понимаете, мужик – он либо сердцем поёт, либо яйцами. У женщин – у них по-другому, у них грудное пение, да…»

После такого мне было уже трудно представить себе Григория без короны победителя.

А у вас есть кандидаты?

Apr. 10th, 2016

hog_silver

Новая традиция, недорого.



Итак, развиваем предыдущую тему. Сегодняшняя повестка дня «Подмеченный косяк т.н. традиционного определения знания и некоторые сопричастные этому соображения». Для начала освежим в памяти то, о чём пойдёт речь. Традиционное определение знания выглядит следующим образом: человек знает, что P, если: 1) он считает, что P; 2) его убеждение обоснованно; 3) P истинно.

Какая именно подразумевается традиция – сказать затруднительно, но уж коль традиция, то не иначе как ножки растут от какого-нибудь Платона. Как бы там ни было, определение не вызывало ни у кого особых нареканий до тех пор, пока в 1963 году Жан Поль Бельмондо не опубликовал разгромную статью из двух страниц, в которой доказал несостоятельность определения на примере следующего рода: некто Х нашёл в сумочке у жены презервативы (чем они с нею никогда не пользовались) и на основании этого пришёл к выводу, что жена ему изменяет; между тем жена ему действительно изменяла, но конкретно те презервативы купила для подруги. Согласно ТОЗ, условия которого полностью соблюдены, Х обладает знанием того, что ему изменяет жена. Но философская чуйка ставит вопрос: можно ли такое знание считать знанием? И как бы сама себе отвечает: нет, нельзя. Попробуем разобраться в чём дело.


Read more...Collapse )

Previous 10