xyznaetkto (xyznaetkto) wrote,
xyznaetkto
xyznaetkto

Categories:

Трагичность действительности

 

Действительность трагична. (Под словом действительность я понимаю здесь не что-либо онтологическое, а экзистенциальную реальность, воспринимаемый человеком сегмент бытия.) В своей объективизации действительность бескрайне многолика, но в каждом отдельно взятом объекте сохраняет основное классовое свойство: действительность Васи, действительность Пети и действительность Маши одинаково трагичны.

Не буду усердствовать в пояснениях интуитивно понятного термина трагичность. В общем случае трагичность действительности обусловлена конечностью последней. В многообразии частных случаев трагичность действительности проявляется и крепнет по мере естественного внедрения в последнюю антисущего, определяемого философской категорией Ничто, в которую попадает не одно лишь абсолютное небытие (мыслимое наступить после смерти), но и небытие отдельных аспектов действительности. Поэтому, например, не только действительность старика трагичнее действительности ребёнка, но и действительность инвалида трагичнее действительности здорового человека.



Трагичность – основная, если не единственная имманентная характеристика действительности. Перестанет она быть таковой лишь с изобретением бессмертия. (Есть подозрение, что никогда.) Дотоле неискоренимая и – в целом – нарастающая трагичность будет являться неотъемлемой частью человеческой жизни. Оговорка «в целом» сделана в виду того, что некоторые качественные утраты, случающиеся в процессе той или иной экзистенции и увеличивающие её трагичность, способны иной раз дать почву и для регенеративных в плане трагичности явлений (исцеление больного, амнистия заключенному и т.п.). Главенствующим, однако, остаётся фактор конечности жизни; по мере приближения смерти трагичность действительности становится бесконечно велика.

Трагичность действительности эмоционально значима для индивида, она способна причинять и причиняет ему определенное духовное страдание, поэтому естественно и понятно стремление человека её «побороть», т.е. преодолеть трагичность собственного существования. Человеческий разум не всегда одинок в этой борьбе: противодействие страданиям присуще самой жизни, и часто на помощь сознанию приходит физиология, умело скрывая от него ужас смерти: молодой, здоровый и в меру обремененный интеллектом организм элементарно «забывает» о собственной тленности. Состояние благого забвения может длиться на протяжении многих лет, а может не придти и вовсе. Очевидно одно: рано или поздно наступает момент, когда физиология не в состоянии (долее) служить завесой, и трагичность действительности является сознанию в полной мере.

Что делает в этом случае сознание? Сознание пробует реорганизовать себя по принципу наименьшей уязвимости. Как сделать так, чтобы ежедневно разрастающаяся «перспектива небытия» (да простят мне эту художественность) язвила как можно меньше? Единственным возможным способом является насильственный перевод самооценки с объектного на классовый уровень. Говоря иллюстративно и несколько упрощенно, для того, чтобы побороть страх перед скорой смертью, умирающему надлежит поскорее прекратить воспринимать себя умирающим Ваней, любимым отцом и мужем, слесарем высшего разряда с хорошей зарплатой и садоводом-любителем, у которого в огороде осталось ещё много недоделанных дел; это конвульсии. Для того, чтобы спокойно и безболезненно приблизиться к смерти, умирающему надлежит увидеть себя всего лишь одним из семи миллиардов, тем, чей обычный жизненный путь подошёл к обычному завершению, как случалось и будет случаться в этом мире несметное число раз; другими словами, ему надлежит увидеть себя не более чем объектом класса Человек. Но для того, чтобы увидеть себя в качестве объекта, необходимо, как уже было сказано, перейти на внеобъектный уровень наблюдения, то есть отвлечься от конкретики собственного существования. А это уже есть переход к философскому мышлению.

То, что философия – родная дочка страха смерти, не есть моё сиюминутное открытие; на это обращали внимание и Кант, и Шоп, и кто-то ещё из классиков. Тем не менее, хотелось бы подчеркнуть достоверность этого заключения и даже позволить себе акцентированную перефразировку: рожденное не от страха смерти не есть истинная философия. Это полезно знать и помнить, дабы уметь отличить от философии всё то, что выдаёт себя за неё.

Tags: Философия
Subscribe

  • Дурак ли Владимир Владимирович Познер?

    Не так давно встретилось мне где-то в интернете одно любопытное высказывание В.В.Познера. Дословно уже не помню, но смысл этого высказывания в…

  • О познании. 2

    Когда мы в прошлый раз рассуждали о познании, вывод о его невозможности был сделан нами на основе анализа фразы из кинофильма, то есть, как бы…

  • О познании. 1

    Если бы теория познания имела должную пропедевтику, то вряд ли развилась бы в веках в те развесистые заросли выдумок, которыми является на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments