Tags: Фильмы

"Filth" (2013)

Есть такой современный шотландский говнописатель Ирвин Уэлш. Говнописателем по большей части его делает не то, как он пишет, а то, о чем он пишет; пишет Ирвин Уэлш исключительно о говне в человеческом обличии, в основном от первого лица. Наполнив до краев ванну повествования гноем и экскрементами своего alter ego, автор с наслаждением в неё залезает и плещется, приглашая к себе и читателя. Чтобы получить более-менее внятное представление о творчестве Уэлша, некоторые его романы даже необязательно читать, в некоторых случаях достаточно ознакомиться лишь с названием. Например, «Половая жизнь сиамских близнецов» (2014).

Полностью у этого художника слова я читал только «Аиста Марабу» – монолог гнусного насильника, которому в хэппи(?)-энде жертва отрезает инструмент насилия – читал почти что вынужденно, по настоятельной рекомендации; остальное не читал, но, скажем так, тщательно просматривал. Просмотр «Дерьма» («Filth») запомнился мне чувством безотрадной досады: старательно и с какой-то особенной любовью выписан очередной говночеловек… а, собственно говоря, зачем? Критики утверждают, что это следование некой литературной традиции и должно вызывать реминисценции с «Заводным апельсином», романом Энтони Бёрджесса, ещё одного говнописателя. Ладно. И всё равно – зачем? Сколько ни произноси слово «халва», во рту слаще не станет. Сколько ни плескайся в говне, мир от него не избавить – если в нём лишь плескаться. Но по-другому раскрывать тему говна Ирвин Уэлш, похоже, не умеет. И уж если необходимость такой темы и такого романа, как «Дерьмо», неизбежна – чем бы мистер Уэлш мог реально помочь в данном случае? Задаться вопросом о причинах возникновения дерьма? Но все и так знают, что оно нарождается само по себе. Предложить способы его устранения? Пожалуй. Я, кстати, вполне допускаю, что где-то между каких-то строк он как раз и говорит о методах ассенизации, однако – увы – этих строк я так и не заметил.

Collapse )

мимоходом

До чего ж уёбищен Аарон Пол. То есть, как... В неплохом сериале Braking Bad он вроде и ничего, потому как в роли наркота и мозгляка на своем месте. А вот посмотрел я зачем-то подростковое кинодрочево Need for Speed, в котором Аарон изображает "геройского пацана", - это адский пиздец.     

Географ глобус пропил... и хули?

Разочарован я этим «Географом», ибо ожидал большего. Обладатель Гран-При «Кинотавра», участник 60-ти международных кинофестивалей, «самая ожидаемая российская премьера», а на поверку  – средненько.

С первых же кадров главный персонаж предстает никчёмным выпивохой, и по мере того, как кадры бегут, а персонаж всё никчёмнеет, поневоле начинаешь ожидать контрастной развязки. Кажется, что под конец фильма некое критическое обстоятельство пробудит вдруг в горемыке могучие потаенные силы, в мгновение ока характер его обретет крепость стали, и появится во всём этом какая-то героика, хоть что-то, зачем этот фильм мог бы быть нужен, хоть какой-то – пусть дешёвенький – но элемент художественности. Однако, проходит два часа, и вот уже титры, а пьяненький географ так и не переродился, так и не просох. Единственный подвиг у клоуна – не выеб влюбившуюся в него ученицу, по возрасту годящуюся ему в дочери. Чувствуется, что хотелось, но… справился, справился. Больше я за ним никаких доблестей не заметил.

Фильм этот… медитативный. Познавательный. О том, что есть вот «такие люди». Пополнил собою копилку лент о «тонко чувствующих» распиздяях («Полеты во сне и наяву»,  «Отпуск в сентябре», «Осенний марафон» и пр.).      

"Список Шиндлера"

Я не еврей. И не антисемит. Предпосылки к последнему, впрочем, были. Коренились они в раннем детстве, проведённом в центре Москвы, на Покровке, в большой коммунальной квартире, где «на тридцать восемь комнаток всего одна уборная». В тридцати семи комнатках жили евреи, и в одной мы, русские. Вспоминая о том времени, бабка рассказывала мне, повзрослевшему, что со стороны евреев была нехилая тг’авля. Сам я мало что помнил, но отчего мне было не верить?.. А потом ещё была семитская одноклассница М.Б., получившая от родителей задание выменять у меня облигации госзайма на красивые значки. Та же бабка, обнаружив пропажу облигаций, надавала мне пиздюлей; в общем… были предпосылочки, были.

Жизнь, однако, научила меня смотреть на неё шире. Проводя сравнительный её анализ, однажды я обнаружил, что самые хуёвые люди, встречающиеся мне на пути, всё-таки, – увы и ах (с) - русские. (Может, просто оттого, что их на моем пути больше.) А один замечательный человек, подаривший мне $5000, когда я в них остро нуждался, был стопроцентным евреем. И вовсе не миллионером. В общем, предпосылки не предпослали, антисемитом я не стал. Но осадочек остался. Поэтому по сей день я сохраняю в семитском вопросе шаткий нейтралитет, балансируя между юдофобией и юдофилией. Я не понимаю загадочную еврейскую душу и опасаюсь её понимать во избежание нарушения баланса. И поэтому традиционно не читаю и не смотрю всего того, что в том или ином ключе муссирует тему еврейства. И поэтому я долго не смотрел «Список Шиндлера», несмотря на все его регалии. А недавно взял и посмотрел.

И шо таки вам сказать? Фильм, безусловно, мощный. Ужас, сострадание, ненависть – всё это было извлечено из меня в полном объёме. Изгадил же всё финальный эпизод. Это когда утомлённым, спящим на земле евреям, только что проводившим в конспиративные бега своего спасителя Шиндлера, является конное чучело советского «воина-освободителя» (кавычки Спилберга).

«Вы освобождены Советской армией!..» - помпезно изрекает чучело, и зрителю буквально шибает в нос салом, водкой, и выебанными фрау.

«А в Польше вы были?» - сдержанно помолчав, интересуются «освобожденные» (кавычки снова Спилберга; ему-то понятно, что освободил узников на самом деле Шиндлер, а Советская армия – она так, поссать вышла).

«А как же, прям оттуда», - сыто отвечает клоун-освободитель, едва ль не рыгая при этом.

И ещё пара-тройка полных достоинства вопросов с одной стороны, и неуклюжих, как с похмелья, ответов – с другой.

Я понимаю, что американскому еврею Спилбергу было впадлу героизировать что-либо советское, а значит антисемитское, - даже по заслугам, даже по ОХУЕННЫМ заслугам перед теми же евреями, по таким заслугам, без которых подвиг Шиндлера обернулся бы пшиком.  Но… ведь можно было хотя бы просто промолчать из уважения к десяткам миллионов советских жизней, отданных (в том числе) за жизнь вот этих вот самых евреев, нет?.. Нет, не промолчал, поглумился. В лучших традициях своего народа. И обосрал этим весь фильм.      

Арчум - Фее ("Как я провёл этим летом", 2010)

kypl

К образу «настоящего мужчины» последние лет пятнадцать отечественная киноиндустрия обращается неумеренно часто. К сожалению, частота не порождает многообразия: в огромном большинстве случаев тему крутизны раскрывают для нас либо харизматичные уголовники, либо звероватые оперы. И те и другие чаще всего (а иногда и с любовью) показаны нравственными упырями, однако зрителю положено догадываться, что где-то «там, внутри» они «настоящие и правильные», что это типа «жизнь их такими сделала». В общем, почему бы и нет, чем не образ, но думается, что пяток-десяток подобных образов хватил бы с запасом на долгие годы. Речь, однако, идёт уже о сотнях одиноких волков, сыгранных всевозможными селиными-мелиными да лифановыми с епифанцевыми. Говорят, спрос рождает предложение, но лично я всех этих неуловимых мстителей себе в ящик на долгие годы не заказывал.

Collapse )
hog_silver

"Гардемарины"

В первый раз когда я пытался смотреть начальную серию «Гардемаринов» (остальные даже не начинал), я был и сам ещё весьма юн. Охватившую меня неприязнь и, как следствие, «недосмотр» честно списал на собственные комплексы. Дескать, просто «завидую ребятам» - они такие клёвые, и жизнь у них такая не по годам насыщенная, самоотверженная; а я… что я?..

Вчерась показывали их по ящику – как раз пошёл дождь, и я вынужден был прервать косьбу травы на участке, зайти в дом. Включил, смотрю… бля, опять мерзотно. Ну а теперь-то в чём дело? Нынче я им, тамошним, в отцы гожусь, да и жизнь-то прожил поинтересней чем у них – чего мне с ними теперь делить-то?

Произвёл самоанализ. Нашлись три причины.

1.  Режиссер – баба. Снято по роману бабы. Двое из трех авторов сценария – бабы. Как следствие – соответствующий подбор актёров и соответствующие установки; все трое гардемаринов получились крайне бабообразными. Что вызывает у меня когнитивный диссонанс.

2. Зело переусердствовано в навязывании эстетики белой кости. Понятно, что это как бы дань своему времени; совок тогда рушился, пролетариат утрачивал гегемонию, со сцен завывали о поручике Голицыне, а говночисты вспоминали о дворянских корнях. То ли с непривычки, то ли ещё отчего, но подача эстетики пошла как-то через жопу. Хотелось, должно быть, раскрыть тему сисек русской аристократии, а получилось холуйское заискивание перед собственными фантазмами.

3. Да и просто скучняк. При всех интригах и шпагах, «Три мушкетёра-2» у авторов явно не слепилось.               

hog_silver

"Читай по губам" (2002), режиссер Жак Одиар



На имена киногероев память у меня короткая. Но эти запомнил. Карла и Поль, французы в современном французском городе.  

Она – женщина бальзаковского возраста, на вид тридцать с чем-то, работает секретарём в ремонтно-строительной фирме. У неё серьёзный недуг, практически инвалидность: Карла почти ничего не слышит, прячет под волосами от сослуживцев слуховой аппарат. Не забыл бог обидеть Карлу и внешностью, при первом её появлении в кадре невольно морщишься: экий крокодил. Живёт Карла одиноко и скучно, без секса; имеет, правда, шалавистую подружку с «личной жизнью», рассказы о которой изредка вдохновляют скромную секретаршу на эротические грёзы. Короче, всё весьма тускло.


Collapse )
hog_silver

Месть (2010), режиссер Сюзанн Биер



Где-то в датском королевстве живёт вместе с матерью двенадцатилетний Элиас, по происхождению швед и немного похожий на крысу. В школе Элиас – безнадёжный «терпила», объект насмешек и побоев, достающихся ему как за внешность, так и по национальному признаку.

Положение вещей меняется когда в классе появляется новый ученик.


Collapse )

hog_silver

"Эйфория" (2006), режиссёр: Иван Вырыпаев

 

В качестве преамбулы несколько слов о… парфюмерии. Многие, вероятно, знают, что парфюмерное изделие – будь то духи или туалетная вода – состоит из смеси различных ароматических веществ, запах которых описывается специальным понятием «нота». Нота гвоздики, нота сантала и т.п. В зависимости от степени устойчивости к выветриванию ноты классифицируются как верхние, средние и базовые. Изначально парфюмерное изделие источает преимущественно аромат верхних нот. Немного погодя преобладающим становится аромат средних нот, а спустя ещё некоторое время – базовых.

Так вот. Довольно часто встречаются фильмы, индивидуальное восприятие которых укладывается в аналогичную схему. Первые впечатления появляются ещё во время просмотра, во время него же часто и исчезают. Зрелые впечатления, как правило, уже перманентны и возникают либо к концу фильма, либо сразу после. И наконец – иногда спустя несколько дней, а то и недель – приходят окончательные впечатления, окончательно расставляя точки над i в сознании зрителя и окончательно формируя его отношение к тому, что он увидел. «Эйфория» режиссера Ивана Вырыпаева – произведение именно такого рода.


Collapse )

      

hog_silver

"Меланхолия" (2011)

В то время как Ларс Фон Триер является, безусловно, одним из самых «других» режиссеров, в своей непохожести на остальных он всякий раз, по сути, одинаков. Другими словами, снимает маэстро – если присмотреться – одно и то же. Я видел пять его фильмов: «Рассекая волны», «Танцующая в темноте», «Догвиль», «Антихрист», «Меланхолия». Я не видел остальные двадцать, но почти уверен, что  в большинстве историй есть как минимум по одной героине, корчащейся под прессом каких-либо страшных жизненных обстоятельств. Показ женских душевных корчей, собственно, и есть режиссёрская стезя Л.Ф.Триера. Стезя эта – чего уж там – сродни половому извращению, и, видимо, несколько лет назад кто-то дал режиссёру дельный совет. А именно:  терзать в своих сюжетах не только тёток, но и мужичков, при этом сами сюжеты делать более, что ли, концептуальными  – чтобы сбить наметившийся шаблон восприятия и снискать благодатный имидж радетеля всякого «общечеловеческого» вместо сомнительных лавров талантливого маньяка. Датчанин, видимо, последовал совету, и результатом явились два его последних фильма.

Об «Антихристе» мне сказать нечего, помимо того, что я считаю его насквозь вымышленным и всё ещё сексуально ионизированным.  Да, в кадре мятутся уже два разнополых существа.  Да, печальную историю уже подпирает некая идея.  Но реализовано всё по-прежнему на уровне порнографических придумок.

«Меланхолия» - первый и единственный фильм Триера, о котором хочется порассуждать.   И рассуждения хочется начать с того, что печка, от которой в этот раз сплясал нам Ларс, отличается от своих предшественниц не столько качеством, сколько размером: эта печка чудовищно, вселенски огромна. В этот раз зрителя посвящают не в трагедию изнасилованной женщины и не в трагедию родителей, потерявших ребёнка. В этот раз его посвящают в трагедию – ни много ни мало – конца света.




Collapse )